Архитектор Кристос Пассас (архбюро Захи Хадид): В России работать интересно, но очень сложно согласовывать проекты

Прoшeдший в oктябрe в Eкaтeринбургe 100+ Forum Russia сoбрaл нa Урaлe вeсь цвeт нe тoлькo рoссийскoй, нo и зaрубeжнoй aрxитeктуры, в чaстнoсти eврoпeйскoй. Буквaльнo яблoку нeгдe было упасть на открытых лекциях  Кристоса ПАССАСА, исполнительного директора Zaha Hadid Architects.

Многие проекты этого прославленного архбюро хорошо известны во всем мире и вошли в учебники. Но те, кому посчастливилось побывать на лекциях г-на Пассаса, смогли воочию убедиться в том, как смелые архитектурные решения и новые формы позволяют оптимально использовать выделенные для строительства земельные участки, по-иному взглянуть на обустройство окружающей среды и общественного пространства.

Мы предлагаем вашему вниманию эксклюзивное интервью с Кристосом Пассасом, взятое в кулуарах форума.

 

— Г-н Пассас, какие принципы, заложенные основательницей вашего бюро великой Захой Хадид, вы сохраните во что бы то ни стало? И что нового может появиться в творческом почерке Zaha Hadid Architects?

— Zaha Hadid Architects — это уже зрелая, устоявшаяся компания, где работает 400 человек, в том числе масса очень талантливых архитекторов.  Сама структура компании, уверен, позволит нам, если потребуется,  успешно пройти через любые преобразования. Но для нас очень важно сохранить уровень мастерства, приверженность нашим ценностям и доверие заказчиков — все то, над чем вся компания неустанно трудится.

Мы с большим оптимизмом смотрим в будущее. То, каким образом Заха и Патрик (Патрик Шумахер, директор компании, главный дизайнер — Ред.) организовали компанию, позволит этой системе работать и в будущем. И мы, конечно, сохраним движение вперед на основе экспериментирования в том смысле этого слова, который вкладывала в него сама Заха Хадид.

Это очень важно — экспериментировать, испытывать новые возможности, новые площадки.  Ведь творчество, созидание, проектное мышление в архитектуре должны постоянно ставить перед архитектором новые задачи, заставлять его искать новые походы к их решению, менять свой угол зрения. Чтобы мы могли продолжать познание, расширять понимание окружающего мира — и двигаться вперед.

Культурный центр Гейдара Алиева в Баку, Азейбарджан

 

— В активе Zaha Hadid Architects несколько сверхвысотных зданий. Спроектировать небоскреб — это сложно даже для такого известного архбюро или высотное строительство особых сложностей для вас здесь не представляет, и все уже поставлено на поток?

— У нас нет готовых решений. Мы не являемся приверженцами архитектуры массового производства. Наше кредо — массовая персонализация, создание как можно большего количества по-настоящему уникальных объектов.

Идея повторения, конечно, каким-то образом связана с тем способом производства, который был распространен в начале ХХ века. Машины и механизмы постоянно выполняли одну и ту же работу, выпуская высококачественную, но довольно стандартную продукцию. Именно массовое производство стало отличительной чертой прошлого столетия. А если вы хотели изменить что-либо, то это был, например, цвет или, скажем, пуговицы.

 

К. Пассас: «Мы не являемся приверженцами архитектуры массового производства. Наше кредо — массовая персонализация, создание как можно большего количества по-настоящему уникальных объектов»

 

Сейчас, я думаю, меняется сам способ производства, и это важно, поскольку его автоматизация обеспечивает гибкость, что позволяет повернуть производство в сторону уникальности выпускаемой продукции.

 

Но уникальность подразумевает дороговизну?

— Не обязательно! Например, сейчас 3D печать обеспечивает возможность проектирования и сразу же производства. Стоимость производства не зависит от способа печати.

Нам нужны уникальные проекты? Нам нужно проектировать для каждого конкретного случая, определенных условий, заданной местности, человека, компании? Да, но с высоким уровнем интеллекта. Индивидуализация важна, особенно в случаях, когда она улучшает продукцию.

Я не верю в производство уникальной продукции только ради ее производства — никто не будет этим пользоваться. И роль архитектора и дизайнера как раз и заключается в том, чтобы создать востребованные объекты с продолжительным жизненным циклом.

В мире происходит постоянная эволюция. Мы, творческие люди, видим что-то — и пытаемся сделать лучше. А кто-то, увидев наше творение, развивает его дальше. И таков вообще процесс исследования и разработки чего бы то ни было, от маленьких до гигантских объектов. Фактически — процесс жизни.

 

Вы строите во многих странах мира. А чего вы ждете от России?

— Мы хотим работать в России. Очень высоко ценим вклад вашей страны в многовековую историю культуры. Это важная часть света — я имею в виду не только Москву и Санкт-Петербург, но и другие крупные города, российскую провинцию…

В прошлом году мы закончили проект Доминион, сейчас ведем проект частной виллы в Барвихе. Работаем над другими проектами, в частности офисного здания в Сколково. Мы понимаем, каким образом работает российская система и готовы к сотрудничеству.

Проект частной виллы в Барвихе, Московская область

 

— В чем, на Ваш взгляд, особенность проектирования в России: отличная от европейской нормативно-техническая база, длительная процедура согласования проекта, суровые климатические условия, проблемы с наличием современных строительных материалов и технологий и пр.?

— В России достаточно сложен процесс согласования. По образному сравнению одного из коллег, процесс согласования в России напоминает попытку одновременно открыть тринадцать замков тринадцатью ключами. И если один не открывается, остальные тоже не работают. Красноречиво, не правда ли?

Существует два взаимосвязанных вопроса. С точки зрения регулирования, необходимо быть уверенным в том, что все здания соответствуют определенному стандарту. Так что стандарты должны быть установлены: стандарты охраны окружающей среды, потребления энергоресурсов, качества материалов и т.д. В ЕС все эти вещи очень хорошо отработаны.

И это замечательно, когда вы знаете, какого качества продукт приобретаете. Когда я говорю, что мы бы хотели продолжать экспериментировать, я имею в виду производство, соответствующее определенному стандарту. Очень важно дать промышленности возможность развивать производство продукции.

 

К. Пассас: «Процесс согласования в России напоминает попытку одновременно открыть тринадцать замков тринадцатью ключами. И если один не открывается, остальные тоже не работают»

 

В России огромные перспективы развития. Но недостаточно средств вкладывается в инновационные проекты: технические и технологические инновации требуют вложений не только одномоментно, но на протяжении ряда лет для развития систем, которые могли бы использоваться в архитектурном проектировании и производстве

Всегда есть ощущение, что выполняемые нами проекты раздвигают границы не только с точки зрения архитектуры, но и в плане решений подрядчиков, строителей, девелоперов, продвигая их продукцию на шаг вперед.

 

— Как Вы оцениваете современную российскую архитектуру?

— Когда я впервые приехал в Москву в 2005 году, город выглядел несколько мрачно, с огромным количеством зданий советского периода, о которых никто не заботился. Я не мог понять, почему это происходит: в наших учебниках раздел современной архитектуры насыщен зданиями, которые можно увидеть в Москве, и они являются важной частью того, что должен знать человек, чтобы действительно стать архитектором.

За последние десять лет здесь многое изменилось. Я побывал в нескольких российских городах, и уверен, что у вас огромный потенциал развития. Вопрос только в том, как и что сделать. В этом плане 100+ Forum Russia имеет большое значение, поскольку как раз и отвечает на многие вопросы.

В России много хороших компаний, отличных проектировщиков, есть возможности и творческий потенциал для решения этих задач. И нам бы очень хотелось участвовать в перспективных проектах — и на уровне стратегического планирования, и в разработке генеральных планов, и в проектировании зданий, что нам особенно хорошо удается. Кроме того, мы можем помочь муниципалитетам и частным клиентам в достижении их целей.

Жилой дом в Нью-Йорке, район Манхэттен

 

Что для Вас, как для архитектора, важнее: функциональность или уникальный архитектурный облик?

— И то и другое одинаково важно. Я бы вообще не разделял эти два понятия. Многие архитекторы увлечены формой, есть специалисты, отдающие предпочтение функциональности. Я горячий приверженец разумного сочетания и того и другого: разные формы могут применяться для выполнения определенной функции, и в то же время определенная форма может иметь отношение к разным функциям и поддерживать их. Не думаю, что следует строго придерживаться баланса.

 

— Г-н Пассас, на лекции Вы рассказывали о зданиях с атриумом внутри — пустым пространством, которое обеспечивает поступление света внутрь здания. Это визитная карточка вашего бюро —  то, что мы по-русски называем словами «фишка», «конёк»?

—  Пожалуй, вот уже много лет мы проектируем атриумы внутри зданий как элементы сюрприза, элементы освещенности, как пространства, делающие навигацию внутри здания более понятной, помогающие ориентироваться.

Патрик Шумахер также приверженец атриумов. В этом смысле атриумы являются важной неотъемлемой чертой наших зданий. Конечно, не все, но многие спроектированные нами здания имеют такие пространства.

 

— Это идея вашего бюро?

— Уверен, что и другие архитекторы делают это. Например, американский архитектор Джон Портман спроектировал здание с совершенно невообразимым атриумом внутри. Это не наше уникальное предложение, но мы убеждены что пространство атриума в высотных зданиях —  это очень важный элемент.

 

— Ваши здания производят неизгладимое впечатление: они напоминают некие объекты из будущего. Скажите, когда вы задумываете проект, разрабатываете дизайн и затем реализуете его, вы исходите из имеющихся доступных материалов? Или задаете определенные параметры технологам для разработки материалов с техническими характеристиками, необходимыми вам для реализации данного конкретного проекта?

— Ну, мы еще не достигли той ступени развития, когда технологически можно было бы заказывать определенные материалы, я имею в виду синтетические материалы. Но это очень интересное предложение. И предложение, в котором мы очень заинтересованы, будь то пластики, 3-D печатные материалы или какие-то другие.

На практике же мы исследуем, какие материалы имеются на месте или, по крайней мере, могут быть доставлены на площадку. Иногда может потребоваться уточнение объекта

 

К. Пассас: «Способность решать трудные задачи исходя из имеющихся материалов или из того, что считается приемлемым для данного конкретного объекта, — это одна из важнейших задач архитектора при проектировании современных зданий»

 

Однако мы также чувствуем свою профессиональную обязанность расширять границы профессии, производства, продвигать их вперед для достижения хорошего уровня инноваций — потому что без инноваций ничего не будет!

Так что, в принципе, способность решать трудные задачи исходя из имеющихся материалов или из того, что считается приемлемым для данного конкретного объекта, — это одна из важнейших задач архитектора при проектировании современных зданий.

 

Ваше бюро выиграло конкурс на проектирование Технопарка Сбербанка в Сколково. Нельзя ли поподробнее рассказать о том, как создавался этот проект? Какова его концепция? Какие требования выдвигались в техническом задании? Какие новые материалы, формы, идеи использованы в проекте? Во сколько оценивается его стоимость?

— На самом деле я не могу сейчас говорить о проекте и вдаваться в подробности — пока это преждевременно. Проект находится на начальной стадии, мы обсуждаем с клиентом, что и как можем сделать. Пока могу только сказать, что это очень интересный проект, открывающий и для нас, и для заказчика новые возможности.

Проект Технопарка Сбербанка от Zaha Hadid Architects 

 

— Где Вы черпаете вдохновение: в путешествиях, в своей мастерской, общаясь с природой?

— Вдохновение всегда приходит откуда-то. Оно не «сидит» в голове ожидая подходящего момента, чтобы «случиться». Чтобы «позволить себе» вдохновение, нужно обладать определенным уровнем смирения и гибкости: держать глаза открытыми, разум восприимчивым, видеть, что происходит вокруг, понимать людей и обстоятельства. Действовать в соответствии с сутью вещей и пытаться обрести понимание мира, в котором мы живем.

Нам всем следует учиться смотреть на знакомые вещи или события свежим взглядом, под другим углом зрения. Вот что это такое: вдохновение ведет вас из одного состояния в другое, и тогда вы можете творить.

 

— Г-н Пассас, спасибо за интересную, содержательную беседу! Желаем Вам большого успеха и большого вдохновения!

Беседу вела Ольга ЭВОЯН

Фото: archi.ru, sk.ru, wikimedia.org, adme.ru

Комментарии запрещены.

Реклама
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Интересное